Все новости для субъектов Федерального закона №115-ФЗ 16+

IT контроль за оборотом ювелирных изделий

Эдуард Уткин
Эдуард Уткин

Уважаемые участники ювелирного сообщества!

В настоящее время перед нами стоит вопрос о необходимости, либо напротив, об отсутствии необходимости IT контроля оборота ювелирных изделий.

Мы будем рады услышать любые точки зрения по данному вопросу, поэтому просим направлять свои комментарии на почту SavinE@estet.ru, либо оставлять их в нашем сообществе на facebook.com.

С уважением,

Генеральный директор Ассоциации «Гильдия ювелиров России» 

Эдуард Уткин


Маркировать нельзя клеймить. Где поставить запятую?

Идея предложить Пробирной палате России перейти на IT контроль оборота ювелирных изделий с маркировкой RFID радиочастотными метками родилась в 2010 году, когда во всех СМИ обсуждалось засилье контрабанды и контрафакта на российском ювелирном рынке. Предложение Отраслевого отделения ДМДК «Деловой России» было внесено в момент, когда в Минфине разрабатывались планы создания Федеральной службы по контролю ДМДК, и IT контроль мог бы быть частичной альтернативой дорогостоящей инициативе образования нового ведомства.  Но на открытом обсуждении предложения в октябре 2010 года Пробирная палата России в лице тогдашнего заместителя руководителя Борисова Б.П. оказала острое противодействие дальнейшему обсуждению идеи IT контроля в пробирном надзоре.

Владимир Збойков
Владимир Збойков

Второй волной всплеска интереса к IT контролю через маркировку бирок стала сложившаяся кризисная ситуация в 2014 году, когда на волне резкого «закручивания гаек» во всех отраслях экономики стало очевидно, что усиление государственного контроля в ювелирной сфере неизбежно и остается лишь вопросом времени. Тогда и начались первые продуктивные консультации с Пробирной палатой России. Однако спад продаж в ювелирной отрасли и, главное, резкое снижение ювелирной контрабанды из-за роста курса доллара снизили актуальность вопроса усиления контроля.

И вот в конце 2016 года пришла третья волна возвращения к вопросу. Теперь уже обсуждение темы инициировано государством, точнее – надгосударственным органом, Евразийской экономической комиссией. Собственно, эта волна пошла вообще «не от ювелирки», а от подведения итогов пилотного проекта по маркировке меховых изделий. Как показали итоги пилотного «шубного» проекта маркировки RFID радиочастотными метками, от эксперимента выиграли все: и потребитель, и производитель, и государство.

Успехи маркировки меховых изделий в странах ЕврАзЭС побудили чиновников перенести эту методику и на другие отрасли экономики - в будущем перечень категорий товаров, где планируется использование маркировки, расширится. В числе прочего, где предполагается использование маркировки, обсуждается и ювелирная сфера.

Плохо это для ювелирного бизнеса, или хорошо? Для этого давайте оценим перспективы российской ювелирной промышленности в рамках ожидаемых новаций – признания на территории России пробирных клейм Беларуси, Армении, Казахстана и Киргизии.  Этим фактом напрочь убивается аргумент Пробирной палаты России о том, что в России ювелирные изделия надежно защищены государственным пробирным клеймом. Теперь оно, это клеймо, не всегда будет государственным (в Казахстане Пробирная палата частная), и уж точно – не всегда российское.

С учетом фактического отсутствия на данный момент эффективной системы пробирного надзора в Армении, Казахстане, и особенно – в Киргизии, нет никаких надежд на то, что пробирные клейма на ювелирных изделиях этих стран будут: а) соответствовать реальным долям драгоценных металлов в сплаве, б) вообще будут настоящими пробирными клеймами, а не элементами ювелирных изделий, выполненными самими ювелирными компаниями и/или импортерами.

Нет сомнений, что в условиях сохранения хоть и небольшой, но действующей ввозной пошлины на ювелирные изделия, и в условиях иной, чем в России, степени прозрачности границ трех упомянутых стран Евразийского экономического пространства, толпы жуликов начнут беспошлинно ввозить в них турецкие, китайские, да чьи угодно ювелирные изделия. В качестве транзита на главный рынок стран ЕврАзЭС – в Россию. И на этих изделиях изначально, уже при пересечении границ этих стран, будут стоять якобы пробирные клейма данных упомянутых республик. Причем с этими «пробирными клеймами» ювелирные изделия из Армении, Казахстана и Киргизии смогут совершенно свободно ввозиться в Россию и продаваться у нас в любом ювелирном магазине. О какой тогда защите потребителя пробирным клеймом можно будет говорить?

Конечно, в России предпримут некие меры для сдерживания ожидаемого потока фактически контрабандных, хоть и «обеленных» в дружественных странах, ювелирных изделий. Но могут ли такие меры быть эффективными без организации IT контроля за всем оборотом ювелирных изделий? Уверен, что нет. Никакой сдерживающей силы не получится, если IT контроль не будет введен в ювелирную сферу.

А может ли быть организован IT контроль за оборотом товара без обязательной информационной маркировки этого самого товара? Нет, не может. Имитация IT контроля может быть в любом виде организована, но настоящее отслеживание движения потоков товара без его информационной маркировки, поддающейся машинному считыванию, невозможна в принципе. 

Итак, у российских ювелиров нарисовалась альтернатива:

  • либо на российский рынок придет поток якобы заклейменных пробирным клеймом ювелирных изделий, произведенных якобы в дружественных республиках ЕврАзЭС;

  • либо в рамках ЕврАзЭС будет принято обязательное маркирование ювелирных изделий и государством будет организован сквозной IT контроль за их оборотом.

А в чем, собственно, разница этих двух сценариев для российского потребителя и производителя ювелирных изделий? А в том, что благодаря организации на базе маркировки IT контроля за их оборотом ювелирных изделий, любой потребитель в любом магазине сможет без проблем узнать, где же на самом деле было изготовлено ювелирное изделие. И сделать самостоятельный вывод: можно ли доверять такому производителю? Не важно, есть ли при этом на самом изделии пробирное клеймо, чье оно, настоящее ли и что на нем написано. Думаю, то доверие, которое было сформировано на российском рынке российскими производителями и Российской пробирной палатой, сохранят нашим изделиям хорошее конкурентное преимущество…

Оппоненты введения IT контроля за оборотом ювелирных изделий обычно ссылаются на «оторванность» информационной маркировки от самого изделия (информационная маркировка ставится не на изделие, а на его бирку). Но ведь бирка неразрывно связана с ювелирным изделием вплоть до момента его розничной реализации. И именно до этого момента и должен осуществляться IT контроль за оборотом товара. Все, что после кассы – это уже гражданский оборот товара, не подлежащий никакому контролю. Понятно, что ни один ломбард или скупка при приеме ювелирного изделия от граждан по любому не обращают внимание на клеймо, самостоятельно проверяя металл.

Одним из поводов для опасений российских ювелиров при обсуждении введения обязательной маркировки выступает опасность дополнительных издержек на ее осуществление. Здесь есть поле для маневра: маркировка может быть с использованием RFID радиочастотных меток (их цена может лежать в пределах 10 – 60 рублей за штуку), либо с использованием двумерных (2D) печатных кодов, наиболее популярным из которых стал сегодня QR код. Нанесение такой маркировки на бирку не стоит ничего, т.к. его формирование идет бесплатной программой, а сам он просто печатается на бумаге, т.е. на бирке.

Важно отметить, что IT контроль сможет дополнительно повысить конкурентоспособность российских производителей ювелирных изделий по сравнению с зарубежными производителями импортируемых в Россию изделий. Если сегодня продукция только отечественных ювелирных производителей получает «обратный адрес» - оттиск именника производителя, то импортные же изделия сегодня вообще не получают на российском рынке явно считываемых сведений об «обратном адресе». И продавец может легко сказать про турецкое изделие без именника, что оно, скажем, из Италии, неоправданно завышая его престиж в противовес российской продукции. 

Персонализация конкретного ювелирного изделия, достигаемая маркировкой, дает возможность радикального переноса ответственности за качество изделий от государства как на отечественного производителя, так и на импортера изделий. Очевидно, в этих условиях выигрывает и потребитель - появляется возможность предъявления судебных исков к реальному виновнику в случае каких-либо нарушений качества изделий.

Информационная маркировка ювелирных изделий вообще может оказаться единственным шансом спасения ювелирного рынка, доверие к которому во многом уже подорвано из-за случаев обмана потребителей в части вставок. Качественные характеристики ювелирных вставок, включая бриллианты, сегодня заявляет производитель, импортер или торговля, и пробирный надзор их не контролирует. Причем заявляет в таком виде и в такой форме, как разрешено государством, но в большинстве случаев непонятно потребителю (имеются в виду сокращения описания вставок на бирках). Хотя стоимость бриллиантов в ювелирных изделиях может в сотни раз превышать стоимость драгоценного металла в тех же изделиях, и гарантия государства по качеству драгоценного металла – ничто для потребителя, если производителем или импортером приведены на бирке завышенные характеристики ювелирной вставки. Информационная маркировка позволит честному производителю подробно и без сокращений рассказать потребителю про использованные в изделии вставки.

Введение IT контроля с использованием маркировки выгодно также розничной ювелирной торговле. Сегодня розница отвечает не только за то, чтобы на прилавке были выложены лишь заклейменные ювелирные изделия, но фактически и за то, стоят ли подлинные или поддельные оттиски клейм на изделиях, за достоверность характеристик ювелирных вставок, заявленных на бирках изделий. В случае введения IT контроля по маркировке, ювелирная торговля будет отвечать исключительно за то, чтобы на прилавках у всех изделий была эта маркировка, а при продаже выбивался кассовый чек. Никаких сопроводительных документов покупателям выписывать не надо – все необходимое для покупателя уже есть в маркировке и он всегда может считать в магазине или в суде эту информацию.

Ошибочно мнение, что с введением IT контроля с использованием маркировки покупатель лишится привычного пробирного клейма. Просто с введением такого контроля отпадает необходимость в обязательном режиме государственного опробования и клеймения. Захочет государство – сохранит его, не захочет, поймет, чтоIT контроля по маркировке достаточно – сделает добровольным клеймение. При этом российское государственное пробирное клеймо станет не инструментом, позволяющим осуществлять пробирный надзор, а неким дополнительным атрибутом ювелирных изделий, повышающим к нему доверие. А высвободившиеся при переходе на добровольное клеймение сотрудники ГИПН, смогут быть направлены на контроль розничных точек реализации ювелирной продукции, что многократно усилит эффект соблюдения режима обязательного ITконтроля.

Исполнительный директор Отраслевого отделения по драгоценным металлам и драгоценным камням ФМОС «Деловой России»

Владимир Збойков

Источник Гильдия ювелиров россии